Останки воинов, погибших под Ропшей в начале Великой Отечественной войны, скорей всего, так и не будут погребены с воинскими почестями. На месте братской могилы построят коттеджный поселок, покупатели могут и не узнать о том, что купили дом на костях. Муниципальные чиновники и рады бы вмешаться, но сделать это им связывает руки областной закон, подписанный экс-губернатором Ленобласти Валерием Сердюковым незадолго до своего ухода.

Члены поискового отряда «Ораниенбаумский плацдарм» бьют тревогу. Как уже писал 47News, ими было замечено шокирующее отношение со стороны строителей к останкам воинов, погибших в селе Михайловка Ропшинского поселения Ломоносовского района Ленинградской области. Так, на поле находятся останки порядка 800 человек, они предположительно погибли в сентябре-октябре 1941 года. Их собирались перезахоронить с воинскими почестями этой осенью, но не успели: на поле началась подготовка к коттеджной застройке.

Речь идет о поле площадью примерно 4-5 Га, на нем сейчас работают примерно семь экскаваторов. В советские времена земля была сельскохозяйственной, на поле выращивали картошку и капусту, об останках никто не знал.

Как рассказал корреспонденту 47News член поискового отряда Вадим Сергеев, из-за начала земляных работ поднять останки многих бойцов и найти опознавательные знаки уже не удастся. «Самим строителям вникать в то, что было в земле, смысла не было, они приезжие, да и земля эта охраняется законом, потому что она частная. А люди воевали, умерли за эту землю», - возмущается он.

В местной администрации объяснили, что в курсе ситуации и хотели бы помочь, но не могут. Прежде всего потому, что до сих пор официально никто не доказал, что поле является братским захоронением.

«Необходим документ, чтобы захоронение появилось на бумаге. Поисковый отряд должен представить отчет о том, что они выезжали на местность. Этот отчет надо передать в Военкомат, в архив, оттуда подтвердят, что, действительно, во время войны погиб целый полк. Затем в администрацию поселения придет бумага, мол, обратите внимание на данный участок, там находится захоронение. С этим документом мы уже имеем право приходить к стройплощадке. Но эти действия займут примерно два месяца, и скорей всего за это время все останки «перекопают», - рассказал заместитель главы администрации Ропшинского поселения Федор Егоров.

Впрочем, по словам Егорова, даже официальное признание поля братским захоронением не позволит администрации запретить строительство. Виной всему закон «Об установлении случаев, при которых не требуется получение разрешения на строительство на территории Ленинградской области». Его подписал в середине мая этого года Валерий Сердюков, бывший в ту пору губернатором. Егоров ссылается на статью 1, в которой собственно оговаривается, когда не нужно получать разрешение на строительство.

«Сейчас там идет подготовка к земляным работам для строительства технологических проездов. В пункте 4 говорится, что уведомлять администрацию о строительстве частных автомобильных дорог необщего пользования не нужно. Логично предположить, что собственники земли поделят ее на участки и перепродадут, а коттеджи будут строить частные лица. И опять-таки нас не проинформируют о строительстве домиков. Да и покупатели не будут знать, что купили дом на костях», - скептически настроен Федор Егоров.

Он говорит, что понимает и строителей дачного участка. «Им деваться некуда, они будут доказывать свои интересы. Да и не им же там жить», - делает вывод чиновник,а затем, немного подумав, размышляет вслух: «Если бы отменили этот закон, я бы сделал так: потребовал бы у застройщика проект на строительства дороги. Это бы придержало его на пол годика. За это время все останки бы успели перезахоронить».

Между тем специалисты не считают, что все так безнадежно и напоминают о федеральном законе «О погребении и похоронном деле» от 12.01.1996 и утвержденными в 2003 году нормами СанПиН. По ним использовать территорию погребения можно только через двадцать лет со времени его переноса, да и то — ни о каком строительстве не может быть и речи, на месте бывших кладбищ допустимы только зеленые насаждения. Территория бывшего кладбища при этом обязательно должна пройти рекультивацию, а грунт — ни в коем случае не использоваться для каких-либо строительных работ. Более того, территории, занятые воинскими или гражданскими захоронениями, изымаются из хозяйственного оборота и не могут быть предоставлены в собственность или в аренду.

К слову, некоторые винят поисковые отряды в том, что они работают не вполне грамотно. «Любые подобные работы по сути являются археологическими раскопками, и вести их надо в соответствии с положением об археологических раскопках. Поисковики должны были как следует поработать в архивах, взять военно-историческую справку, возможно, обратиться в Военно-морской архив в Санкт-Петербурге или Центральный архив в Подольске, а уж затем проводить исследования», - полагает секретарь «Митрофаньевского союза» Николай Лаврентьев.

«Им надо было действовать по следующей схеме: схема: при обнаружении останков доложить в местный военкомат, оттуда бы приехал представитель, увидел, что есть воинское захоронение и вопрос начался бы решаться. Была бы создана комиссия совместно с представителями местной администрации, возможно, собственнику земли предоставили бы другой участок. Может быть поисковый отряд в данном случае ошибся, всякое бывает, может не полк там лежит, это все в архивах надо уточнять. А может на этом участке захоранивали больных тифом, кто знает?», - поясняет председатель постоянной комиссии по увековечению памяти погибших воинов Межрегиональной организации ленинградских ветеранов войны и военной службы – однополчан Виктор Кунтарев.

Напомним, это далеко не первый случай, когда жители Ленинградской области не могут достойно отнестись к памяти мертвых героев. Так, в январе 2009 года жители Кировского района отстояли территорию вблизи Синявинских высот от возможного строительства там полигона и завода по переработке отходов из Петербурга. Тогда было принято решение перенести этот объект.

Юлия Гильмшина, 47News

Фото: Вадим Сергеев

Фото: Вадим Сергеев