НАВСТРЕЧУ ОКТЯБРЮ: Табак и Порох
47 news предупреждает, что в материале есть изображения курящих людей. Курение вредит вашему здоровью
100-летие Великой Октябрьской – дата нам близкая. Те, кому сегодня за 35, – сформированы советской властью. И это, так или иначе, аукается на тех, кто помладше.

47news продолжает сериал о песнях, что помогали жить и работать, любить и выживать нашим коммунистическим предкам. Сегодня мы о Ленинградской трубочке.

Трубка-трубочка ленинградская,

Вьется голубой дымок.

Никогда свою юность моряцкую,

Милый город, забыть я не мог...
У русских есть своя, связанная с табаком, военная тайна. В ней даже сам процесс курения наполнен чуть не сакральным смыслом. Неслучайно в русском обиходе так много связанных с табаком поговорок и устойчивых выражений.
Он, табак, и атрибут удавшейся жизни - «Сыт, пьян и нос в табаке», и показатель статуса - «Не по носу табак», и мерило человеческой жизни - «Пропал не за понюшку табака».

А что есть знаменитое - «Покурим на дорожку», как не натуральный, сродни языческому, ритуал? Да вот и солдатская заповедь - «Табак и порох держи сухими» - дошла до нас с незапамятных времен.

***
В годы войны написано немало песен, в которых упоминаются табак, сигарета, махорка, самокрутка. В этом песенном ряду – порядком подзабытая ныне «Трубочка ленинградская».

Музыку к ней сочинил Николай Минх (1912-1982). До войны он служил пианистом в оркестре Утесова, а в период с 1942 по 1945 год руководил театром Балтийского флота. Впоследствии – главный дирижёр Московского театра эстрады, с 1972 года — «главком по музыке» в Центральном театре Советской Армии.

Что же касается автора текста – поэта Павла Шубина, прожил он жизнь недолгую, но исключительно яркую.
Шубин родился в 1914 году в селе Чернава Елецкого уезда. В 15 лет уехал в Ленинград, где долгое время работал слесарем, а затем поступил на филологический факультет Ленинградского пединститута, который окончил в 1939 году.

Согласно красивой легенде, на филфак Шубина благословил сам Александр Грин: якобы юный Паша некогда рванул из Ленинграда в Крым на поиски любимого писателя, показал мэтру свои стихи, и тот посоветовал парню получить нужное образование.

До 1941 года Шубин успел выпустить два поэтических сборника, а когда грянула война, сразу попросился на фронт. В годы Отечественной служил фронтовым корреспондентом на Волховском, Ленинградском, Карельском фронтах, а затем на Дальнем Востоке. Все это время умудрялся выкраивать время и для поэтического творчества: в 1943 году в блокадном Ленинграде даже вышла книга его стихов «Во имя жизни».

Несколько военных стихотворений Шубина были положены на музыку и стали весьма популярными на фронтах песнями. Помимо «Трубочки Ленинградской», можно упомянуть такие, как «Родина моя» («Там под вечер тихо плещет Невская волна /Ленинград мой, Милый брат мой, Родина моя!») и «Песня о Волхов-реке» («Непокорен тот край, где Василий Буслай заносил свой топор над врагом...»).
«Волховская застольная». Музыка: И.Любан Слова: П. Шубин
Вершиной же военного поэтического творчества Шубина стала авторская переделка текста былой песни «Гвардейская застольная» (она же – «Наш тост»).
Именно шубинский вариант, получивший название «Волховская застольная», сделался безумно популярен на Ленинградском и Волховском фронтах. История создания этого текста заслуживает отдельного рассказа, и, надеемся, в будущем мы к ней еще вернемся.

Вспомним о тех, кто командовал ротами,

Кто умирал на снегу,

Кто в Ленинград пробирался болотами,

Горло ломая врагу…

Павел Шубин
***
За мужество и отвагу Павел Шубин был награждён орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды и медалями. Пройдя две, включая с Японией, войны, он ушел из жизни очень рано. По одной из версий, дала знать полученная в 1942 году контузия.

10 апреля 1950 года, в возрасте 36 лет, Павел Николаевич скончался от сердечного приступа. Присел на скамеечку в одном из московских переулков и — более не поднялся. Увы, но «сто лет прожить» ему не довелось.
Нет, не до седин, не до славы
Я век свой хотел бы продлить.
Мне б только до той вон канавы
Полмига, полшага прожить.
Прижаться к земле и в лазури
Июльского ясного дня
Увидеть оскал амбразуры
И острые вспышки огня.
Мне б только вот эту гранату,
Злорадно поставив на взвод,
Всадить её, врезать, как надо,
В четырежды проклятый дзот.
Чтоб стало в нём пусто и тихо,
Чтоб пылью осел он в траву...
Прожить бы мне эти полмига,

А там я сто лет проживу!

(Павел Шубин, написано осенью 1943-го, в дни боев за станцию Мга)

Котенок связиста
(c) zhurnal.lib.ru
***
Песня «Трубочка» с пластинки-сборника «Митьковский Питер» в исполнении Андрея Вершинина
В послевоенные годы «Трубочка ленинградская» была широко известна в исполнении популярного певца Вадима Козина. А в середине 2000-х оригинальную версию «Трубочки» записал капитан дальнего плавания, поэт, музыкант, автор-исполнитель Андрей Вершинин, к сожалению, уже ушедший из жизни. Версия Вершинина была подготовлена для пластинки-сборника «Митьковский Питер». Так что на бэк-вокале знатоки могут опознать голос «глав-митька» Дмитрия Шагина.
Примечательный момент! В ранне-советское время, с 1918 по 1944 год, Невский проспект официально именовался «проспектом 25-го Октября».

Но если переименование Петрограда в Ленинград для большей части горожан состоялось относительно безболезненно, то вот с городской «топонимикой» этот номер не прошел.

Невский для ленинградцев так и оставался «Невским». О чем косвенно свидетельствует зачин текста Павла Шубина к «Трубочке»:
В летний вечер я трубочку морскую

На Невском купил себе еще перед войной.

Эту трубку лишь только закурю я –

Сразу вспомню город свой родной...

автор: Игорь Шушарин

фотохроника: ТО "Красный матрос"

Также читайте статьи проекта:
Rambler's Top100