Антон Мороз:
Стройке нужен Д'Артаньян
Мороз на 10 лет опоздал с рождением.
Он вышел на сцену в «нулевых», когда большие куски были уже расхватаны. И ему пригодились навыки фехтования. Сегодня он идет в Госдуму с лозунгом: индустрия с бешеным количеством рабочих мест – в опасности.

Жизнь собрала семью Антона Мороза, как в России и полагается, с необъятных территорий. Дед с Донбасса, бабка с Рязани, мать - ленинградка. С их днями рождениями звезды немного пошутили. Мать родилась с 8 на 9 мая, бабушка в день рождения Ленина, дед с 9 на 10 мая. Даже теща – 8 марта. Самому же пришлось первый раз глотнуть воздух – 23 февраля 1979 года. В тот день в одном материале газета «Правда» напечатала строчку, будто подчеркивающую атмосферу в СССР: «Есть ещё разного рода отщепенцы, которые становятся на путь злобной клеветы на советскую действительность…».

Вообще, их род появляется в Ленинграде в 1955 году. То была послевоенная мощная волна переселения. Обескровленный город набирал силы и заглатывал приезжих.
Жизнь начинается в колоссальной по нынешним представлениям и типичной для тех лет коммуналке в 20 комнат на 36 человек. Абсолютный Владимир Высоцкий: «На 38 комнаток всего одна уборная».

Но был нюанс. Дом стоял на площади Коммунаров, что сейчас зовется Никольской. Получается, он - внутри удивительного треугольника, углы которого и по сей день чрезвычайны: Мариинский театр, Никольский собор и Институт физической культуры имени Лесгафта. То есть область балета, где, согласно песне, мы впереди планеты всей; собор как символ новой идеологии; храм спорта, читай внешней политики любой империи.
Справа внизу - Никольский морской собор, но видно и Мариинский театр, и Благовещенкий мост. По центру снимка идет Крюков канал, пересекаясь с каналом Грибоедова. (с) яндекс-карты.
К тому же, дом был артистический. Его действительно тогда так называли. Прабабушка костюмершей в Мариинке шила и ходила на службу в Никольский, где служил будущий патриарх Алексий. За год до Олимпиады, когда и родился Антон, у них было целых две комнаты. Семья абсолютно технической интеллигенции: отец – выпускник военмеха и спец по ракетному топливу. Первый вуз матери – техноложка, а дед из флота и преподает в академии Фрунзе.
Естественно, он жарче всех предан партии и правительству. Фактически, он воспитывал Антона. Значит, часть Мороза соткана из его стереотипа поведения.

Комната была увешана фотографиями знаменитых артистов и забита трудами Ленина, Сталина, Жукова. Антон их, так сказать, невынужденно читал. А дед, до сих пор атеист, трудно перенял переход от КПСС к КПРФ с ее верой в бога. Ему неприятно думать, что современные партии ориентированы на сбор денег и голосов. А Антону Морозу, который уже давно в партийном строительстве, трудно это парировать.

Виктор Георгиевич Мороз с внуком
(с) фото из личного архива семьи Мороз

И еще повезло. Вместо двора у него был Никольский сад. А там собиралась детвора, а не шпана. Понятно, что к середине 80-х те лютые ватаги хулиганов, героем которых долго был блатной, уже пропали, но, например, возле Нарвских ворот еще легко можно было расстаться с мелочью, что мама дала на завтраки.

Средняя школа № 222 с углублённым изучением немецкого языка «Петришуле»
wikipedia.org
Первые пять классов ему досталось математической школы, а остальные – в старейшей «Петришуле», школе №222, что на Невском.

Перечислить ее знаменитых выпускников нереально: от масштаба филолога Юрия Лотмана до Олимпийского чемпиона по боксу Геннадия Шаткова. Среди них такой, как петербургский банкир Владимир Коган – просто очень богатый Коган.
В «Петришуле» есть еще и спорткласс. И Антон там. Он дружит с рапирой. Фехтовальщики знают – кто владеет рапирой, легко управляется и со шпагой. Для 1992 года это все же экзотично. Ведь то годы силовых единоборств. На улице в лице крепких парней сверкала знаменитая школа динамовского бокса, была в почете Школа высшего спортивного мастерства по борьбе на Каменном острове, которую, кстати, закончил Владимир Путин. Да и Петришулле, в конце концов, школа для умных.
Советская пропаганда показывала документальные фильмы о чемпионах, параллельно нечеловеческим тренировкам защищающим кандидатские диссертации. В стране пытались создать мифы, что настоящие спортсмены хорошо учатся, а спорт у нас любительский. Но обычно в спортклассах дела обстояли не так. Как сказала однажды при мне директор школы на Васильевском острове своим педагогам при экзаменах спорткласса: «Какие положительные оценки получат наши мальчики – решать не вам и даже не мне!». И посмотрела на потолок. Спортсмены проходили колоссальный отбор и показывали миру преимущества красной системы. Своего рода политические преторианцы.
Рапира Антона - не только романтика «Трех мушкетеров». Прошел он отбор по реакции, а дело оказалось подороже бокса. Хороших клинков, как и многого прочего, в стране не было.

На белорусских рапирах можно было только тупо проиграть. Покупали французские. А те по 70 долларов за штуку. А на соревнованиях до трех клинков можно сломать. Так что родители Антона понимали, на что зарабатывали.

Урок фехтования
wikipedia.org
Мать с тремя высшими образованиями и настроем на жизнь – села и подрабатывала шитьем, листая журналы БУРДА и ОТТО. Отец с инженерной головой строил коттеджи в Васкелово. Многие такие же, как они – не смогли перестроиться. Все ждали, когда же им отдадут их зарплату.

А у Антона две тренировки в день. Учителя стараются впихнуть материал так, чтобы не было домашних заданий. Каждую субботу по шесть часов литературы. По этому предмету в немецкой школе тогда свирепствовала Рахиль Израилевна. Она начала с былин, а в последнем классе закончила Лимоновым без мата. Заставить могла кого угодно. Могла и в волосы вцепиться. Или, например, если раскачиваешься на стуле – вот тебе и сочинение: «Зачем я обидел стул». В этом же классе смотрели по телевизору, как в октябре 1993 года по Белому дому стреляли танки.
— О чем думали тогда перед экраном? – спросил я у взрослого Антона Мороза.
— Ни о чем. Весело было.
В тот день передовица «Комсомольской правды» тоже шутила, поставив на передовицу заголовок: «Государственный переворот по многочисленным просьбам трудящихся».

Система оценок в Петришуле тоже своя. Как помнит сам Мороз, «однажды за полгода я получил 52 двойки, а в конце за все – пятерка». Там была просто другая математика – главное знание. Все правильно - если ты победитель, то все делал верно. Выходило так, что спортсмены закрывали Петришуле и по знаниям. Даже побеждали в олимпиадах. Завуч называл их на «вы», что для советской школы – диковато.
Это сегодня дошло до того, что детям уже «выкают». А в авторитарных системах «вы» - это был только старший по званию. Это касалось и институтов, и лагерей. И вообще, если подчиненного вдруг начинали называть на «вы», значит, перешли на официальные отношения. Значит, он в опале.
А пока Мороз учился и учился, вокруг царствовала братва. Мастера спорта, родившиеся на десять – пятнадцать лет раньше Антона, фактически подменили власть. Они обложили налогом, монополизировали насилие, их понятия временно стали арбитражем в спорах, как сегодня пишут, хозяйствующих субъектов.

Вроде Антон упустил такие конкурентные возможности, но с другой стороны - ему повезло. Когда загружен по уши, сил на прочее не остается. Гангстеры изничтожали друг дружку без передышки, а поколение конца 70-х по возрасту не было рекрутировано на войну.
Тогда Антон был очень юркий, но еще легкий - 63 кг.

Братва
фото предоставлено автором
Как на этот путь смотрите сегодня? – спросил у него автор.
— Это порождение времени. Когда нет исполнения закона, исполняют его Д'Артаньяны. Нас тоже зацепило. Один из моих школьных друзей ушел в охрану «Кости-могилы» (известный гангстер убит в 2003 году – ред.) Кстати, Валуев тогда тоже не как депутат Госдумы ездил. Но любое время давит. Вот и на выпускном у меня был если не малиновый, то красный пиджак.
Выпускной. (с) фото из личного архива семьи Мороз
И с таким настроем поступает Антон в Политехнический. А у приятелей мамы свой бизнес – юридическая компания. Вот он и курьер. Научился без очереди распихивать документы по кабинетам госорганов и быстро превратился в незаменимого посыльного. Его уже знал каждый инспектор налоговой. Потом Антон понял, как эта госмашина устроена, и начал сам зарабатывать. Ведь кому-то на сбор пакета документов надо было две недели, а у него уходил день. Антон таких денег в жизни не видел, уже машину подумывал купить.

Где успех, там и риски, соответствующие историческому периоду. Наша мафия тогда плохо понимала, что такое юридические услуги. Они как-то пропустили мимо ушей наставление дона Корлеоне о поэтапном переходе со стволов на дипломы. Зато оргпреступность внимательна в привычных ей просторах.
Антон как-то погулял вдоволь в ночном клубе «Пирамида» и потратил больше, чем обычному юристу принято зарабатывать за год. К нему в офис приехали люди с лютыми лицами и для начала повесили на него 10 тысяч долларов. Отдал. Кто против, может вернуться на машине времени и забрать себе.

Но в жизни главное не ошибка, а реакция на нее. Антон снял комнатку на Васильевском острове и с нуля начал на старых клиентах. Его первая компания «Партнер» в 1998 году завязана исключительно на посреднические услуги. Так что Политех превращается в положенную историю. Пара раз академка, но закончил, но заочно.

Расстрел того самого "Кости - могилы" с охранником
фото предоставлено автором
Через два года его же юридическая компания «Вест» подобрала под себя 60 процентов регионального рынка оформления лицензирования, да и прочих услуг. По всем направлениям, а особенно по стройке.

Так как пока на улице убивали плотно и каждый день, Антон по ресторанам больше не гулял.

У него же на Лиговском офис в 200 квадратных метров.
Это дело перестало существовать для меня, когда государство начало отдаляться от разрешительной части бизнеса. Кроме Ростехнадзора и еще некоторых ведомств, конечно. Возникла идея системы обязательного саморегулирования. Все мои юридические бизнесы были ориентированы на огромный круг строителей, и мы создали в 2009 году некоммерческое партнёрство «Балтийский строительный комплекс». Параллельно создали «Балтийское объединение проектировщиков», «Балтийское объединение изыскателей». Ныне они известны на всю страну, там представлены под две тысячи организаций.
Пришлось тогда и помучаться. Отнеслись к Морозу с повышенным вниманием. Поначалу вице-губернатор по строительству Вахмистров смотрел на Мороза как не пойми на кого. С этого момента и началась его общественная деятельность.
Основой смысл саморегулирования прост: если вы захотите заняться стройкой, то нужен допуск. СРО выдают допуск, и включается система защиты - финансовая ответственность. Вот в Мурино рухнула на днях школа, и если субподрядчик не сможет ответить деньгами, то должен будет закрывать вопрос генеральный подрядчик. Если и он не в состоянии, то тогда СРО. А с первого июля этого года СРО станут отвечать перед государством уже и за сроки и смету. Но это отдельная революция.
И как только появилась эта общественная структура, образовали и государственную надстройку - национальные объединения. И все обязаны туда войти. Там совет, и формируется он по региональному признаку, кроме представителей от Думы, Совета федераций, министерств. Через четыре года Мороз внутри него от Северо-Запада.
И тогда я понял, что такое выборная компания, - помнит Мороз.
Теперь у него много чего написано на визитных карточках: • Вице-президент Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты.
• Член Совета Национального объединения строителей.
• Член Совета Национального объединения изыскателей и проектировщиков.
• Член Совета Национального объединения организаций в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности.
Если без пафоса и кратко, какой главный смысл этих титулов?
— Представляю интересы предприятий строительного комплекса, в том числе и работающих в Ленобласти.
А им зачем это нужно?
— Это модель государственная. Для обычного рядового строителя это единственная возможность влиять на государственную строительную политику. Если уж совсем кратко и жесткими словами. Меня, например, среди проектировщиков знает вся страна. Объехал ее от Калининграда до гор. Такую работу уже не назовёшь общественной. Пишем законы, обеспечиваем их прохождение, представляем и защищаем, отстаиваем с точки зрения профессионального сообщества. Почти политики от бизнеса.

Вот когда я работаю по программе «Единой России» - «Детский спорт», а это ремонт сельских спортшкол и залов - это не столько партийная, сколько общественная работа.
С девчонками-боксерами. (с) фото из личного архива семьи Мороз
Со спортом Морозу нигде не расстаться. У него четверо детей. Две дочери занимаются коньками и верховой ездой. Двое сыновей – акробатикой и борьбой.
фото из личного архива семьи Мороз
А вы в «Единую» вступили когда?
В 2009 году.
Когда создали «Балтийский строительный комплекс?»
Да.
Как в СССР – не вступишь в КПСС – не будет карьеры?
Не совсем. Но вероятность того, что я смогу решать серьезные вопросы, увеличивается.
Перейдем к новостям. 28 мая он участвует в праймериз «Единой России». Тут журналисту Мороз начинает агрессивно: «Если зайду от строителей в Думу, молчать не буду. Во-первых, у строителей всегда нет денег. А я бы на месте отстраненного экономиста им вообще бы не давал. Ведь сплошные риски».

Действительно, в российском строительстве работают семь миллионов человек, не считая их семей. В Ленобласти строится три миллиона квадратных метров, сдается 2,2 миллиона. Помимо этого, стройка обеспечивает работой бешеное количество людей: металлургия, нерудные материалы, бетон, лес. Плюс стройка становится самой болезненной и социальной, если падает.
Нелогично, что от Ленобласти в Госдуму идет нефтяник, логично, когда строитель, - говорит о логике сюжета Мороз.
Стройке нужен Д'артаньян?
Образно говоря, - нужен.
Кстати, строительная группа «ЭТС», что ему точно небезразлична, тоже работает в регионе. В Усть-Луге и Гатчине она строит школы. И добавил бы, что партнеры Мороза по СРО строят очень приличное количество объектов по всем районам 47 региона.

А сам Мороз «неожиданно» появляется в круге лиц, ответственных за реализацию таких российских проектов, как «Реконструкция монастыря на острове Коневец» (а это Роснефть) и «Северный поток – 2» - в Кингисеппе (здесь - Газпром). А они такие же экономические доминанты для Ленобласти, как Лахта-центр для Петербурга.

(с) amoroz.ru
Говорят, у вас есть поддержка в Москве?
Поддержка Москвы - не самое плохое.
С Антоном Морозом долго говорил Евгений Вышенков, 47news
Rambler's Top100