Ленинградскую область, как и всю Россию, впрямую коснулись недавние инициативы Государственной Думы, "ассиметрично" отреагировавшей на американский "Закон Магницкого". Здесь такие же детские дома, такие же сироты, такие же трагедии детей, оставшихся без родителей. И такой же "закон Димы Яковлева", который, по мнению общественников, ставит крест на счастливом будущем маленьких инвалидов. 47News решил узнать, сколько в Ленобласти детей мечтают о настоящей семье, и как скажется запрет на усыновление гражданами США на судьбах сирот из нашего региона.

ОТКАЗЫВАЮТСЯ РЕЖЕ

Грише 3 года. Он особый ребенок, ему очень непросто осваивать материальный мир. Но, невзирая на свои трудности, он растет умным, упорным и настойчивым мальчиком. Воспитатели говорят, что Гриша все время тренируется, осваивая свои скромные физические возможности - тянется к общению, учится ходить и разговаривать. Грише, как и остальным 704 воспитанникам детских домов Ленинградской области, очень нужна любящая семья. Несмотря на то, что в 47-м регионе значительно сократилось число детей, оставшихся без попечения родителей, в области до сих пор работают 14 специализированных учреждений. Впрочем, еще три года назад у нас было 25 детских домов и в них воспитывались 1126 детей.

Можно сказать, что в последние годы российское общество стало чуть более цивилизованным, и наши сироты стали чаще находить новые семьи. По данным комитета общего и профессионального образования Ленинградской области, на начало 2013 года на попечительстве в регионе находились 3986 детей, в приемных семьях — 696 детей. Только в 2012 году были усыновлены 137 детей.

"Давайте скажем честно, у нас сократилось число детей, оставшихся без родителей, и в абсолютных, и в относительных показателях. И "отказников" в 2012 году было меньше, чем в 2011, а в 2011 году их было меньше, чем в 2010", - рассказывает вице-губернатор Ленинградской области по социальным вопросам Николай Емельянов.

Однако представители общественных организаций, занимающимися вопросами сирот, уверены, что тенденции к усыновлению в России уже пошли на спад. "Даже несмотря на то, что практика усыновления в России в последние годы "раскачалась", она все равно недостаточная. В год забирают только 30-40% всех детей, оставшихся без опеки родителей", - уверяет президент Северо-Западного благотворительного фонда "Дети ждут" Лада Уварова.

Чаще всего находят новые семьи дети до 3-х лет, хотя подавляющее большинство воспитанников детдомов — это школьники. В комитете общего и профессионального образования Ленобласти отмечают некоторую положительную динамику в усыновлении взрослых воспитанников. Например, в 2012 году нашли родителей 13-летний Иван, 12-летняя Ксюша, Маша 11 лет, а также брат с сестрой — Алене уже исполнилось 13 лет, а Диме - 9 лет.

И все-таки в приоритете у приемных родителей- девочки до 6 лет, с внешностью европейского типа и без проблем со здоровьем, отмечают специалисты. А ведь в детских домах есть такие ребята, как 12-летний Владик, который практически не говорит и плохо слышит, но остается эмоциональным и жизнерадостным ребенком, всегда готовым прийти на помощь.

"ЛУЧШЕ ПУСТЬ ЖИВУТ В ДЕТДОМАХ, ЧЕМ ПОГИБАЮТ В США"

Так кто они — люди, принимающие в свою семью "чужого" ребенка и называющие его родным? Обычно, это семьи, чаще — жители Ленобласти, у которых нет биологических детей или дети которых погибли. Взяв одного ребёнка, довольно часто на следующий год такие люди возвращаются за вторыми. В Ленинградской области есть несколько семей, которые воспитывают троих усыновлённых детей.

В органы опеки обращаются и одинокие люди, и полные семьи. Это и бизнесмены, и врачи, и учителя, и семьи без детей, и семьи с одним ребёнком, и иногда даже многодетные. В детдома Ленобласти приходят кандидаты в усыновители из Брянской, Тульской, Ярославской областей, Москвы, Краснодара и других городов и регионов. Например, в прошлом году 12-летний Денис уехал жить в Иркутск. А две сестры и их братик нашли семью в Ярославской области.

Иностранцев в списке усыновителей ребят из Ленобласти куда меньше. Как рассказал корреспонденту 47News вице-губернатор Николай Емельянов, из 137 детей, усыновленных в 2012 году, 77 воспитанников детских домов нашли российские семьи. Причем среди иностранных граждан кандидатами в усыновители чаще всего являются граждане Италии, Испании, Финляндии и Израиля, а вовсе не США, уверяют представители региональной власти.

"Не думаю, что принятие "закона Димы Яковлева" как-то повлияет на Ленинградскую область. Есть многие государства Европы, граждане которых готовы усыновлять наших детей. Я не очень хотел бы комментировать запрет на усыновление гражданами США, но все же считаю, что пусть лучше ребенок живет в детском доме Ленинградской области, чем по непонятно какой случайности погибнет в США, и за это никто не понесет ответственность", - сказал вице-губернатор Емельянов.

С этой точкой зрения правительственных чинов сейчас знакома вся Россия, однако у тех людей, кто непосредственно работает с детьми, мнение прямо противоположное. "Я оцениваю "закон Димы Яковлева" резко отрицательно. Закрывать иностранное усыновление во время нехватки российских усыновителей по крайней мере странно, особенно если это делается, якобы, в интересах детей, - считает Лада Уварова.

По ее словам, этой позиции придерживаются все те, кто когда-то имел непосредственное дело с детьми-сиротами, или кто усыновил или удочерил хотя бы одного ребенка.

НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ ДЕТИ

"Если американец взял в семью больного ребенка из России, ему "спасибо" надо сказать", - считает и.о. директора Волосовского дома-интерната для умственно-отсталых детей Сергей Косарев. Сергей Алексеевич уже 28 лет работает в этом учреждении, и грустно замечает: за все эти годы не было ни одного случая устройства больного ребенка из его интерната в семью. В беседе с корреспондентом 47News Косарев указывает, что в названии детского дома нет одного важного слова: "глубоко" умственно-отсталые. Впрочем, в числе более 100 воспитанников интерната 60 детей находятся в общем отделении и вполне могут себя полностью или частично обслуживать. Однако и для них практически невозможности найти приемную семью. Эти дети "не востребованы в России".

Сам Сергей Косарев не посоветовал бы брать такого больного ребенка, по крайней мере в российской действительности. "Если вы усыновите ребенка с ДЦП, вам государство бесплатно выделит медсестру или няню? Нет. А, например, в Швеции у людей с ДЦП есть отдельные квартиры, и на каждого дается нянечка", - говорит и.о. директора.

В Ленинградской области в детском доме живет улыбчивый маленький Кирилл, родившийся в ноябре 2011 года. У этого обаятельного и солнечного мальчика синдром Дауна. Без поддержки любящих родителей мальчик вряд ли сможет прожить полноценную жизнь.

"В России слишком мала поддержка детей-инвалидов. В развитых странах государство разделяет с родителями тяготу воспитания таких сложных детей. Нам же в это сторону еще очень долго двигаться. Нужно многое менять, создавать реабилитационные центры, оказывать поддержку, чтобы люди могли жить с детьми-инвалидами и даже брать их из детских домов", - отмечает президент благотворительного фонда "Дети ждут".

К сожалению, на памяти президента этого фонда не было ни одного ребенка с синдромом Дауна, которого бы взяли в семью. Все потому, что родители не уверены ни в завтрашнем дне, ни в том, что государство окажет им помощь. Тоже самое и с другими инвалидами: если в США "колясочник" не сможет заехать в магазин, он подаст в суд, в России же таким инвалидам придется безвылазно жить на своем пятом этаже в доме без лифта.

Региональная власть согласна, что с инфраструктурой для инвалидов в Ленинградской области далеко не все гладко, но отмечает, что "делается очень много". Например, вице-губернатор Емельянов уверил нашего корреспондента, что стоит подождать еще хотя бы 3 года, и регион станет для людей с ограниченными возможностями намного комфортнее и доступнее.

БОЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

В последние несколько дней те, кто активно выступал за принятие "закона Димы Яковлева", фонтанируют всевозможными идеями по укреплению в России института усыновления. Пока в правительстве РФ с горем пополам пишется масштабная программа "Россия без сирот", публичные личности и институты предлагают взять под опеку детские дома. Сначала с таким заявлением выступила РПЦ, потом за ней последовали члены партии "Единая Россия", решившие реализовать проект "России важен каждый ребенок". Даже ленинградские депутаты-"единороссы" хотят взять шефство над детдомами региона. На федеральном уровне предлагалось даже повысить плату семьям-усыновителям.

"Мне кажется, что после принятия закона, всем стало немного неловко. Многие поняли, что вышла дикость и позор, поэтому и решили покаяться, подсластить пилюлю, - считает Лада Уварова. - Но финансовая помощь усыновителям тут не поможет. Не получится "купить граждан". Те, кто хотел взять ребенка, они их уже взяли или берут. Сейчас складывается впечатление, что с помощью денег власть хочет побудить взять ребенка тех, кто к этому не готов. Отсюда большие риски, что ребенка вернут или будут держать из-за денег".

К тому же развитие института усыновления — это лишь залечивание симптомов. Причина кроется, по мнению специалистов, в недостаточной профилактике отказов от детей. Например, мать-одиночка не должна оставаться на улице без средств к существованию, для таких родителей нужно создавать социальные квартиры. С социально-неблагополучными семьями должны постоянно работать специалисты и помогать в решении проблем с работой, документами и даже с жильем. Родителей детей с ДЦП или синдромом Дауна на протяжении многих лет должны сопровождать психологи, врачи и юристы, а среди молодежи следует активнее вести профилактику наркомании.

Но главное, как говорят общественники, это воспитание семейных ценностей. "Почти 700 тысяч сирот в России — это значит, что мы никуда не движемся, - заключает Уварова. - Сироты — это индикатор. Наше общество нездорово".

В этом нездоровом обществе по-прежнему ждут своих родителей три брата и три сестры из одной семьи. Младшенькому Васе — мальчику с золотистыми волосами и умными глазами - всего 4 года, старшей сестре Евгении уже 10 лет. Все шестеро больше всего в жизни мечтают жить вместе большой и дружной семьёй и с любящими родителями. А пока они живут в сиротском учреждении – одном из тех 14-ти, что существуют в Ленинградской области.

Мария Бочко, 47News

P.S. Согласно опросу ВЦИОМ, 76% россян поддерживают "закон Димы Яковлева", запрещающий усыновление детей-сирот американцами. В то же время, личный опыт усыновления имеют лишь 2% респондентов. Что думают читатели 47News об этом законе, можно узнать из нашего опроса. Примите и вы в нем участие.

С фотографиями детей Ленинградской области, ищущих любящие семьи, можно ознакомиться на сайте sirota-lo.ru.

Возникшие вопросы можно задать по телефону регионального банка данных детей, оставшихся без попечения родителей - (812) 272-54-33.

Гриша К. Мальчик родился в январе 2011. Фото: sirota-lo.ru